Коммунисты приехали в Пинск в 1695 году

  • Опубликовано
  • 17/05/2019

Коммунисты приехали в Пинск в 1695 году

Возможно ли, чтобы Венеция, Иеру­салим, Константинополь, Ливерпуль и Китеж географически сошлись в одном месте? А они сошлись — в Пинске!

«Полесским Китежем» Пинск назвал Александр Блок — на Пингцину великий русский поэт приехал в Первую миро­вую войну, в августе 1916 года, и про­вёл здесь больше полугола. В составе 13-й инженерно-строительной дружины Всероссийского союза земств и городов он возводил укрепления вдоль линии фронта. В своих письмах с фронта он рассказывал: «С поля виднеется Пинск, вроде града Китежа, приподнятый над туманом белый собор, красный костёл, а посередине — поменьше — семинария». В деревне Лопатино Пинского района в 1980 году был открыт Музей Блока — первый музей поэта во всём Советском Союзе.
«Полесской Венецией» этот город на­зывают с тех времён, когда рек на Пин- щине было больше, чем дорог.
Пинск, который впервые упоминает­ся в «Повести временных лет» в 1097 году, был заложен на слиянии реки Пины (это слово означает «остановка») с Припятью, на знаменитом пути «из варяг в греки». Город был важным водным узлом, через который ходили суда из Балтийского в Чёрное море. Торговля велась прямо с воды.

Сейчас на Пинщине, несмотря на обилие болот, хорошие дороги, но по Пине по-прежнему курсируют суда, а Минск пристань украшает бедо-голубой речной вокзал — прекрасный образец полесской деревянной архитектуры.
Второе образное название города — «полесский Иерусалим» — тоже вполне оправданно. В XIX — первой половине XX века Пинск представлял собой город, где 70% населения составляли евреи, и множество всемирно известных личностей имеют пинские корни. В Пинске учился и жил уроженец Мотоля ХаимВейцман — будущий первый президент Израиля. В Пинске провела несколько лет своего детства бывший премьер-министр Израиля Голда Меир. Её мама Блюма Найбич — коренная пинчанка. Здесь родились отец известного телеведущего Ларри Кинга, папа модельера Ральфа Лорена, дед и прадед бывшего гендиректора Microsoft Стива Балмера.
К началу Великой Отечественной войны, по данным книги «Памяць. Пшск», в городе из 44 560 человек населения евреев было 22 149. Здесь было более 40 синагог и еврейских молитвенных домов. В 1941—1942 годах всё еврейское население Пинска было заключено в гетто. В архивных документах сообщается, что ковторой половине 1942 года в гетто были убиты практически все узники-мужчины.
pinsk-leninaЕдиницам удалось бежать. Из женщин тоже уцелели немногие. Сегодня еврейская община Пинска насчитывает около 700 человек, а всего в городе проживают 138 тысяч. Действуют две синагоги. А ещё в Пинске есть частая еврейская школа-интернат «Бейс-Агарон», единственная в Беларуси, поэтому сюда съезжаются дети из еврейских семей со всей страны. В школе около 80 учеников, и все на полном обеспечении.
Для туристов местные экскурсоводы проводят экскурсию «Пинск еврейский». К примеру, первым местом работы будущего израильского президента Хаима Вейцмана была фабрика Лурье.
И жила семья Вейцманов в доме Григория Лурье. Дом, кстати, сохранился, его адрес — ул. Кирова, 21. Сын Григория, Давид, открыл в 1850 году банковское дело в городе, а другой сын, Моисей, в 1880-м занялся деревообработкой. Сейчас это известное всей стране производственное объединение «Пинскдрев», между прочим.
PoleshukВ том же XIX веке один из еврейских районов современного Пинска - Каролин (Карлин) — был крупным центром продажи соли. Карлинские купцы покупали соль на Украине, где её добывали, и продавали затем по всему Северо-Западному краю. Российское государство в какой-то момент решило забрать всю соль «под себя». Было создано Юго-Западное акционерное общество, куда вошли даже представители императорской фамилии. Акционеры были уверены, что легко займут ведущее место на этом рынке. Но карлинцы придумали ответный ход: они подкупили поляка Войцеха Пусловского, подарив ему пароход. Пусловский стал акционером общества, закупил соль якобы для этого общества, но она была завезена на карлинские склады и не попала в продажу. Акционерное общество разорилось и рухнуло. Карлинцы подержали год соль на складах, потом выбросили её на рынок и снова стали контролировать цены. Всё-таки не зря слагают анекдоты о еврейской предприимчивости.
На Пинщине веками бок о бок с белорусами, украинцами и евреями жили также поляки, татары, русские, итальянцы. Итальянцев в XVI веке привезла Бона Сфорца — дочь миланского гер-цога и жена великого князя литовского и короля польского Сигизмунда I, полу-чившая Пинск в подарок от мужа. Гре-мучая смесь культур сказалась на укладе городской жизни: по сей день столица Полесья наполнена особым интерна-циональным колоритом, а её жители го-ворят на своём собственном полесском языке — смеси белорусского и украин-ского. В сравнении с другими городами Беларуси у Пинска счастливая судьба: он являет ся вторым после Гродно белорус-ским городом по числу сохранившихся памятников архитектуры разных эпох — в Государственный список историко- культурных ценностей Беларуси вклю-чено 186 объектов Пинска. Перечислить все их не берёмся, но о самых значимых расскажем.

«Шпацир по газу»

Самая древняя улица города — Ленина. Здесь что ни дом, то памятник архитектуры. В прежние времена улица была Большой Спасской, Большой Францисканской, Большой Киевской и просто Большой. И единственной мощёной улицей, которая имела тротуары.
Предлагая совершить променад по главной улице города, пинчуки говорили: «Идём шпацировать по газу», что-то типа «Пошли прошвырнёмся по центру» («газ» на идише — «большая», «главная»). Это сочетание польских и еврейских слов, скорее всего, было непонятным для приезжих, однако местные постоянно использовали его в своём общении.
Poles-dram-teatrСвоё начало улица Ленина берёт с одноимённой площади. Самым большим и красивым зданием здесь с XVII века был трёхэтажный иезуитский коллегиум. Это здание, которое сегодня называют патриархом и визитной карточкой Пинска, сохранилось чудом: находившийся рядом костёл Святого Станислава, также XVII века постройки, советские власти взорвали, а коллегиум сохранили просто потому, что негде было разместить со-ветские организации. У бывшего коллегиума особая, величественная стать. Почти двухметровые стены; окна, похожие на бойницы; подземные ходы, ведущие к реке; огромные подвалы, в которых мог храниться запас продовольствия, — такое сооружение могло выдержать длитель-ную осаду. Впрочем, коллегиум строился хоть и с оглядкой на возможную войну, но в первую очередь ради мирного и благородного дела — тут ежегодно проходили обучение более 700 юношей со всей Речи Посполитой. В своё время пинский коллегиум иезуитов считался лучшим учебным заведением в округе для получения духовного и светского образования. А монастырь, который на-ходился при коллегиуме, был самым состоятельным монастырём ордена иезуитов в Беларуси.dram-teatr

 

Сегодня в здании иезуитского коллегиума располагается Музей Белорусского Полесья. Всего тут около 60 тысяч экспонатов, в том числе обширное собрание живописи и уникальные па-мятники материальной культуры. К примеру, коллекция монет насчитывает 17 тысяч экземпляров, в том числе и античных. А таким обилием керамиче-ских плиток XI—XII веков — более 30 видов — не может похвастаться ни один из музеев Восточной Европы. Самый за-бавный экспонат — деревянный велоси-пед, в котором даже колёса сделаны из дерева, металлическая только цепь. За-пись в книге учёта музея сообщает: «Ве-лосипед куплен в 1933 году у ремеслен-ника Василия Ильючика, крестьянина села Богдановка Погост-Загородской гмины Пинского повета за 10 злотых». Уже в наши дни музейщики разыскали потомков умельца и выяснили, что де-ревянный велосипед был не один. По чертежам из польского журнала Ильючик смастерил и второй, и третий. Велосипеды служили семье долгое время. А к концу жизни мастер собрал из дерева... самолёт. Однако подняться в небо ему не дали родственники.

Первый костёл в Беларуси

Символ Пинска — костёл Успения Пресвятой Девы Марии. Он входит в тройку самых важных католических свя-тынь Беларуси наравне с кафедральным собором Святого Франциска Ксаверия в Гродно и костёлом Вознесения Пресвятой Девы Марии в Будславе.
Историки утверждают, что этот храм — первый католический костёл на белорусских землях. Его построили францисканцы в 1396 году. Тогда он был деревянным, неоднократно горел и разграблялся. К возведению каменного костёла приступили в 1510 году, исполь-зуя материал пришедших в негодность городских строений. В 1730 году строи-тельство было закончено, и с тех пор в костёле практически ничего не менялось.
Рядом с костёлом стоит башня- звонница, спроектированная в 1817 году выпускником Болонской художественной академии Казимиром Каменским.

kostel
В костёле Успения Пресвятой Девы Марии находится самый древний действующий орган Беларуси и второй по величине в Европе, в нём 1498 труб


При восстановлении после одного из пожаров башня несколько отклонилась от оси, за что наблюдательные местные жители прозвали её «пизанской».

В советские годы костел чудом уцелел. До 1953 года недалеко от него стоял другой храм — огромный костёл Святого Станислава. В 1953 году его взорвали. Такая же судьба, скорее всего, ждала и костёл Успения Девы Марии. Нов 1954 году после освобождения с каторжных работ в Сибири в Пинск приехал легендар¬ный ксендз Казимир Свёнтек. Будущему белорусскому кардиналу, который всю жизнь занимался возрождением веры, удалось убедить власти — удивительное по тем временам дело — отреставриро¬вать францисканский костёл!

Внутреннее убранство храма изоби-лует орнаментальной резьбой, фресками и барочными деревянными скульптурами. Плитка на полу лежит ещё старин-ная, позолота на алтарях тоже сохрани-лась с XVIII века. Балкончик посреди храма — амвон, с которого раньше священники читали проповеди, — уникаль-ный: его балдахин вырезан из цельного куска дерева!

На алтарной стене — фреска «Покло¬нение волхвов», пусть и не старинная (она написана в 1909 году), но тоже удивительная: на поклон к новорождённому младенцу Христу подходят не только библейские волхвы, но и простые полещуки в национальных костюмах.

На другой стене — «Пинская Мадон-на» кисти известного в XIX веке белорусского, литовского и польского художника Альфреда Ромера. Говорят, он писал эту икону с простой пинской девушки.

И ещё одна уникальная вещь, которая находится в костёле, — самый древний действующий орган Беларуси (1837 года) и второй по величине в Европе (в нём 1498 труб). Послушать его можно на каждом торжественном богослужении в костёле и во время органных концертов.

Ксендзы-коммунисты

В другом пинском костёле, который 200 лет назад получил имя святого Карла Борромео, музыка звучит постоянно — тут устроен концертный зал. Вообще, с этим костёлом история удивительная. Сведений о нём нет ни в одном советском учебнике по истории или архитектуре. Причиной этому стали ксендзы- коммунисты. Дело в том, что в 1695 году из Италии в Пинск прибыли светские ксендзы, объединение которых имело много названий — бартоши, бартолинов- цы, варфоломиты. Но ещё их называли коммунистами, потому что они проживали в коммуне. Ксендзы-коммунисты активно занимались общественной деятельностью: учили детей и молодёжь, открывали семинарии и школы. Свой храм в Пинске они освятили в честь представителя знатного итальянского рода, канонизированного кардинала-епископа Милана Карла Борромео, который и был инициатором создания семинарий по всей Европе.

Советская власть не могла допустить упоминания о том, что коммунисты на эту территорию пришли на двести лет раньше и что они были священниками. К тому же храм был освящён в честь святого Карла — слишком явная анало¬гия с Карлом Марксом. И пинский костёл исчез из всех письменных источ¬ников. Но, к счастью, не исчез с улиц Пинска.

butrimovich

Пинский мур

До конца XVIII века все жилые дома Пинска были деревянными. Первое жилое здание из камня (так называемый пинский мур) было построено в 1794 году по проекту Виленского архитектора Шильдгауза. Его возвёл дедушка художника Наполеона Орды — городской судья Матеуш Бутримович. Когда- то дворец имел богатые интерьеры, ко-торые теперь безвозвратно утрачены. Лучше всего сохранился дворцовый фасад, обращённый к реке Пине. Здесь раз-мещён парадный вход с крыльцом, укра-шенным фронтоном, и четыре боковых входа с лестницами, ведущими прямо в жилые помещения.

Ныне во дворце расположился загс — смеем предположить, самый шикарный в Беларуси. Впрочем, тут можно побывать и на обычной экскурсии — их проводят со среды по воскресенье в первой половине дня.

Шляхта и полещуки

Не всякий райцентр может похва-статься своим театром, но Пинск ещё сто с лишним лет назад познал вкус театральной жизни. В 80-е годы XIX века пинский купец Янкель Больцман по-строил специальное театральное дере-вянное здание, которое стали называть театр Больцмана. В 1901 году был от¬крыт театр Корженевского — самый крупный в Минской губернии, на 1000 мест. Пинск практически постоянно был увешан афишами о гастролях то русских, то украинских трупп. В итоге местная активная молодёжь создала собственную труппу, которая поставила большое ко-личество спектаклей.

А спустя сто лет, в 2006 году, в Пин- ске открылся Полесский драматический театр. Совсем небольшой, на 120 мест. Находится он в здании с вековой исто-рией — когда-то тут был первый пинский синематограф «Казино».

Во дворе нынешнего драматического театра руки к нему обращают деревянные скульптуры героев «Пинской шлях¬ты» — «фирменного» спектакля по пьесе Душша-Марцинкевича, фарса-водевиля, рассказывающего о конфликте, любви и гадких чиновниках на Пинщине.

А вот бронзового памятника удостоилась не пинская шляхта, а простой полегцук. Коренастый мужик в соломенной шляпе, характерно загибающий мизинец, появился на главной улице города в прошлом году. На постаменте выгравирована надпись: «Па-першае, я з Пiнска...» («Во-первых, я из Пинска»). По давней легенде, именно по загнутому мизинцу и этой фразе узнают коренных пинчуков, которые гордятся своим городом.

В костёле Успения Пресвятой Девы Марии находится самый древний действующий орган Беларуси и второй по величине в Европе, в нём 1498 труб